June 22nd, 2019

Тот самый длинный день в году…





У нас сегодня парадоксальный день. Все те люди, которые полтора месяца назад предлагали скорбеть, печалиться и грустить (в День Победы), сегодня не скажут ни слова грусти, ни слова печали (в День памяти и скорби). У них же печаль — дело глубоко личное, персональное. Сегодня они вздохнут о том баварском, которым им не судьба упиться всласть, сегодня евреи Гозман и Быков взгрустнут о том, что не стали абажурами — виноват! — полицаями при «цивилизованных европейцах». Эти тонкие люди живут во «внутренней эмиграции», их страдания неспособно оценить грубое и тупое «быдло», а поэтому скорбь и печаль у них — глубоко личные.

Есть и ещё одна важная причина, которую они с одной стороны выпячивают, а с другой — деликатно обходят стороной: речь о потерях в той войне. Их надо с одной стороны целиком вешать на Сталина, на неправильную политику и неумелое командование, а с другой стороны — тщательно обходить вопрос о структуре этих потерь. А то же получится неловко: быстро окажется, что «цивилизованные европейцы» убили мирных жителей гораздо больше, чем было боевых потерь. Про это «светлоликие» говорить не могут, этого они избегают.

Европа — она хорошая, Сталин — он плохой. Каким образом Сталин «истребил» людей на оккупированных территориях больше, чем их полегло на фронтах — этого объяснить никак не получится. Ведь «хорошие» европейцы этого сделать не могли (по легенде), а «плохой» Сталин тоже не мог (физически). А если не получится это всё объяснить, то и говорить об этом не надо. И уж тем более — знать этого никому не надо.

Collapse )